Друнг и друнгарий

I.


Наш заслуженный византинист, акад. Ф. И. Успенский, в одной из своих многочисленных работ по истории внутреннего строя византийского государства1 имел случай остановиться на выяснении византийского военного термина δρουγγος. Поводом к тому послужил для него текст одного документа конца XII века, который был им привлечен к исследованию византийских поземельных отношений, а именно докладная записка царю Алексею Ангелу афинского митрополита Михаила Акомината. Ходатайствуя пред императором за свою паству против вымогательств со стороны чиновников, автор записки выражается между прочим так: Εις συντριβην γαρ τουτο των δρούγγων και όλεθρον αφορα η δε των δρούγγων απόλεια του καθ ημας ορίου παντός εστιν απόλεια. Подробным анализом всего текста проф. Успенский обосновал такой перевод этой фразы: «это ведет к распадению и погибели общин, гибель же общин крестьянских равняется пагубе всего нашего округа»2. Итак, [1] слово δρουγγος оказалось здесь в значении «община». Но слово это, как известно, имеет в языке византийцев чисто техническое военное значение, обозначая собою военный отряд известной численности, во главе которого стоит начальник, именуемый δρουγγάριος. Отметив этот факт и указав, что слово δρουγγος встречается уже в «Стратегике» Маврикия, проф. Успенский привел место из «Тактики» имп. Льва Мудрого, в котором дано такое определение друнга: Δρουγγος το εκ, ταγμάτων ητοι ανδρων των λεγομένων κομήτων συγκείμενον πληθος — IV 9. Принимая слова: των λεγομένων κομήτων за приложение к слову ανδρων, проф. Успенский усмотрел здесь смешение терминов κόμητες и κωμηται и в своем анализе этого текста пришел к выводу, который он формулировал так: «на основании самих военных сочинений можно усматривать земское происхождение друнги»3. Отсюда гипотеза, что византийский δρουγγος есть славянская «задруга», которая, вероятно, была формой боевого строя у славян в пору первых столкновений с ними имперских войск, подобно тому как у германцев, по свидетельству Цезаря и Тацита, имели такое же значение семейство и род4. Развивая дальше свою гипотезу, проф. Успенский допускает возможность, что имя славянского племени Драговиты, передаваемое у византийцев в формах: Δρουγουβιται, Δραγουβιταί, Δρογουβιται, — не есть племенное имя, а лишь содержит в себе указание на тот особый боевой строй, с которым тогда впервые познакомились византийцы. За этим предположением следует целый ряд других выводов и приложений, к которым может вести эта гипотеза. Обосновать ее филологически проф. Успенский не пытался, удовольствовавшись одним лишь сближением слов: δρουγγος — задруга — дружина.

Страница 1 из 33 | Следующая страница