Происхождение и история серпоносных колесниц

 
«Так, говорят, лезвия колесниц серпоносных нередко
Столь неожиданно рвут тела в беспорядочной бойне,
Что на земле увидать отсеченные руки и ноги
Можно в то время, как ум и сознанье людей неспособны
Боли еще ощутить причиненной стремительной раной;
Ибо весь ум у людей всецело захвачен сраженьем,
И на резню и на бой они рвутся с остатками тела,
Часто не видя, что нет уже левой руки, и волочат
Кони ее со щитом средь колес и серпов беспощадных;
Не замечает один, что без правой он на стену лезет,
На ногу хочет другой опереться, которой уж нету,
А шевелит на земле она пальцами в корчах предсмертных;
И голова, отлетев от живого и теплого тела,
Жизнь сохраняет в лице и во взоре, широко открытом,
Вплоть до того, как души не исчезнет последний остаток.»
1

 

– так описывает действие серпоносных квадриг римский поэт и философ Т. Лукреций Кар (О природе вещей, III, 642-656).

 

Хотя данное оружие, как мы видим, волновало воображение древних, однако уже они не имели ясной информации о его происхождении.

На этот счет у нас имеются два различных античных свидетельства.

Первое сообщение принадлежит знаменитому афинскому историку Ксенофонту (ок. 430 – ок. 355 гг. до н. э.), который, рассказывая о приготовлении персидского полководца Кира (будущего Кира Великого (559-530 гг. до н. э.)) к войне с «ассирийцами», говорит о том, что этот правитель переоборудовал простые колесницы на серпоносные (Киропедия, VI, 1, 27-30; 2, 8). Однако, как известно, «Киропедия» не является историческим произведением в строгом смысле этого слова, это, скорее, художественное произведение на историческую тему, в котором автор введение многих персидских обычаев своего времени приписывает своему герою 2. Отсюда возникает проблема верификации данного источника, необходимость сопоставления его с другими данными.

Страница 1 из 18 | Следующая страница