Хускарлы, бутскарлы и литсмены: гвардия XI столетия

Термин "хускарл" (huskarll, huskarle), обозначавший гвардию англосаксонских королей в 1018-1066, произошел от двух датских слов: "хус" – двор, и "карл" – крестьянин, мужик, парень. (Но понятие "karl" сохраняло тогда еще некий презрительный, уничижительный оттенок, в отличие от "бонда" – свободного общинника-ополченца.) Словом "хускарлы" обозначались изначально работники, "дворовые", придворные слуги, в общем "домочадцы".

В эпоху викингов смысл выражения меняется. Отныне так называются королевские воины, дружинники, члены его "хирда", придворного войска, дружины. (С другой стороны, английский титул тэна был заимствован датчанами.) В Англосаксонской хронике английские и датские хускарлы иногда одинаково называются и "хиредменнами" (hiredmenn), наемниками, и "хускарлами". Для Англии первой половины XI века термин "хускарлы" приобретает специальное значение и обозначает уникальную, закрытую организацию профессиональных воинов, которые служили королям этой страны от Кнута до Гарольда Годвинсона и составляли костяк англосаксонского войска. Этот высокомобильный и хорошо обученный корпус идеально подходил для наступательных операций и набегов.

"Говорили, что трудно одолеть Англию – в ней очень много народа и есть войско, называемое тингаманны. То люди такого мужества, что каждый из них в одиночку превосходит двоих из числа лучших людей Харальда". Такими словами описывает автор "Саги о Харальде Суровом" исландец Снорри Стурлусон королевскую гвардию Гарольда Саксонского в 1066. Другие источники тоже называют хускарлов тингаманнами, а всю их гвардию – тингаманнлит. Вероятно, слово это идет от скандинавского глагола "тинга" – наниматься на службу, отсюда: тингаманны – наемники. Есть, однако, мнение, что происхождение слова этого английское – от "тегнунг", "тенунг" – служба.

Происхождение хускарлов обычно связывают с могучим пиратским братством славяно-скандинавских викингов из Йомсборга – укрепленного пункта датчан в устье Одера (Балтийское Поморье, земля славян), основанном то ли Харальдом Синезубым, отцом Свейна, то ли польским королем Болеславом Храбрым. Вот что сообщает "Сага о Йомсвикингах" о проторыцарском кодексе этого военного братства: "Чтобы еще более утвердить и упрочить Йомское поселение, Пальнатоки (его первый предводитель, наставник Свейна) дал ему законы по советам мудрых людей. Не принимать в дружину никого старше 50-ти, ни моложе 18 лет. Не держать в своем обществе человека, который уступил бы в бою с одинаковым оружием другому, равному по силе. Со вступающего брать крепкую клятву, что он будет мстить за смерть товарища, как бы за совоспитанника или брата. Никому не сеять раздора в дружине. Если кто узнает новость, под строжайшим опасением не сообщать никому, а прямо доносить предводителю: ему одному объявлять новости. Если кто нарушит какой-либо из законов, того тотчас исключать из дружины и изгонять. Если принятый вновь окажется убийцею брата, или отца ранее вошедшего дружинника, или вообще близкого к нему человека, то начальнику разобрать дело. Никому ни под каким видом не брать с собой женщин в крепость. Без позволения начальника никому более трех ночей не проводить вне крепости. Всю добычу... делить поровну. Не выражать никогда страха, ни словом, ни звуком, ничего не бояться и на всё идти. Всякое несогласие и всякое дело между товарищами решать начальнику. Никого не принимать в общество по родству или дружбе без законного испытания. Установив всё порядком, дружина держалась крепко и твердо исполняла свои законы". Но, добавляет сага, после смерти Пальнатоки (примерно в 990) пошатнулись законы йомсвикингов, женщины ночевали в Йомсбурге, витязи надолго отлучались без спросу, бывали ссоры и смертельные драки.

Страница 1 из 8 | Следующая страница