Беотийский щит — иконографический феномен?

Беотийский щит – один из наиболее узнаваемых предметов античного вооружения. Его характерная форма, представленная многочисленными памятниками изобразительного искусства, прочно ассоциируется с образом древнегреческого воина. Однако, именно специфическая конфигурация стала причиной превращения данного оружия в своего рода фантом новой историографии. Сомнения в целесообразности его формы и отсутствие каких-либо артефактов, которые можно было бы уверенно связать с беотийским щитом, заставили некоторых исследователей усомниться в его реальности.

Вкратце, тезис, сформулированный около полувека назад Т. Вебстером, заключается в следующем: ввиду того, что никаких документальных подтверждений существования беотийского щита не обнаружено, а представлен он исключительно иконографическим материалом, Вебстер предложил рассматривать его в качестве своего рода "героизированного" оружия, маркирующего в иконографии эпические сюжеты и персонажей. Здесь нет возможности останавливаться на аргументации этой концепции; отметим, что в тех случаях, когда фигуративные композиции, включающие изображение щита рассматриваемой формы, поддаются безошибочной сюжетной идентификации, речь в самом деле идет об эпических сюжетах. С другой стороны, каких-либо убедительных доводов, обосновывающих саму возможность функционального использования щита беотийского типа в военном деле зрелой архаики и позднее, нет. Более того, современные представления о военном деле архаического и классического периодов, похоже, исключают такую возможность. В настоящее время точка зрения Вебстера на проблему беотийского щита разделяется, целиком или отчасти, многими учеными. Большинство исследователей соглашаются с тем, что классический беотийский щит архаической иконографии есть героизирующая аллюзия, в основе которой лежит некий предметный прототип, функциональное боевое оружие. Большинство исследователей признают связь беотийского щита с так называемым дипилонским щитом геометрической вазописи. При ближайшем рассмотрении этот подход не лишен внутренних противоречий. Во-первых, неясно, надо ли понимать дипилонский щит как адекватное воспроизведение синхронной реалии вещного мира, т.е. той самой исходной модели. Вторая проблема – в отношении беотийского (дипилонского) щита к щитам эпохи бронзы, обозначаемым в литературе как "figure-of-eight shield". Оба вопроса представляли затруднение и для сторонников, и для противников гипотезы Вебстера.

Страница 1 из 8 | Следующая страница