Христианская символика в римской армии IV в.

Увеличить

Римские воины-христиане IV в. Кавалерист из подразделения Vexillatio comitatensis stablesiana VI из состава Equites stablesiani seniores (Africani). Ему принадлежал шлем из клада в болоте у Дёрне (Голландия) с изображением якоря, который можно трактовать как одну из разновидностей христианского креста. На щите пехотинца также можно видеть нарисованный самим воином христианский символ, выполняющий роль апотропея. Рисунок Н. Зубкова


Для превращения христианства из религии меньшинства в религию, признанную единственным законным культом, потребовалось почти сто лет, начиная со времен Константина, до смерти Феодосия в 395 г.

Это превращение не было ни прямолинейным, непрерывным процессом, ни какой-либо односторонней мерой государственных органов, преследовавших идеологические цели. Одним из наглядных показателей рывков этого развития является процесс замены в римской армии языческой символики христианской. Совершенно очевидно, что проходил он не так как был преподнесен христианскими авторами, а поэтапно и довольно медленно.

Согласно имеющимся в нашем распоряжении письменным источникам, замена старой языческой символики в римской армии произошла следующим образом. По словам Евсевия Константин в конце октября 312 г. постановил, чтобы крест стал отличительным знаком его легионов. Накануне битвы у Мильвийского моста, свидетельствует Евсевий, Константин увидел в небе огненный крест с греческой надписью En toutoi nika — «Сим победиши» (Euseb. Vita. Const. I. 28). Обычно традиция доносит эту фразу в латинской форме: In hoc vince, или In hoc signo vinces — «Под сим знаком победиши». Евсевий, являющийся единственным источником информации о данном видении, по его собственному признанию (Euseb. Hist. eccl. VIII. 2), склонен к назидательности: «Но зная, — уверяет он, — что император клятвенно подтверждал истинность этого сообщения мне, собиравшемуся писать эту историю... кто сможет в нем усомниться?» (ЕизеЪ. Уна. Сопзг. I. 28). На следующее утро, согласно Евсевию и Лактанцию (Euseb. Vita. Const. I. 29; Lact. De mort. persecut. XLIV. 5), Константин во сне слышал голос, повелевавший начертать на солдатских щитах так называемую «хризму» — символ Христа. Проснувшись, он поступил как было велено, а затем встал под стягом (известным с тех пор как labarum), на котором были изображены начальные буквы имени Христа, сплетенные с крестом. Данным действием Константин хотел показать, что решил разделить судьбу с христианами, которых было немало в его армии.

Страница 1 из 10 | Следующая страница