Фрагмент щита из Ольвии

За все время археологических исследований в Ольвии и ее округе обнаружено сравнительно мало древнегреческого оружия1. Поэтому каждая новая находка представляет интерес для специалистов. Данная публикация посвящена рассмотрению уникальной для Северного Причерноморья бронзовой пластины, являющейся деталью круглого щита архаического времени.

Пластина найдена при раскопках Западного теменоса в 1978 г. в нарушенном позднейшими вторжениями сероглинистом слое на глубине 1,20 — 1,40 м. Ни стратиграфия, ни сопровождающий керамический материал довольно широкого хронологического диапазона (VI—I вв. до н.э.) не могут служить надежным критерием для определения ее датировки и назначения. В момент обнаружения пластина лежала в раздавленном виде. Значительная ее часть была полностью уничтожена в процессе окисления, удалось собрать и реставрировать только относительно уцелевшие фрагменты2 (рис. 1). Она имеет прямоугольную форму размерами 6,4х6,3 см.

Внешняя сторона пластины украшена рельефными изображениями. В центральной части представлена, по-видимому, сцена борьбы. С левой стороны помещена в профиль полуприсевшая мужская фигура, вероятно, в шлеме, с протянутой вперед рукой, в которой, очевидно, было оружие (копье?). Напротив нее находится, судя по частично сохранившемуся изображению ноги, коленопреклоненная фигура. По едва просматриваемым деталям на отдельном обломке от этой пластины можно предположительно считать, что на ее голове также был шлем. Оба шлема, скорее всего, коринфского типа, увенчаны лофосами. Центральная сцена со всех сторон была окаймлена узкой рельефной полоской и бордюром: по вертикали — плетенка с выпуклыми точками, по горизонтали — киматий. Причем вверху и внизу его до края пластины оставлена гладкая поверхность, в то время как орнамент из плетенки заполняет все пространство.

Насколько позволяет судить сохранность фигур, они исполнены в архаическом стиле. Хорошо видна геометрическая манера: почти прямая спина, очень узкая талия по сравнению с более широкой плоской грудью, очерченные контуры ног, рук и шлема. Формы тела левой фигуры обобщены, ее пропорции несколько нарушены и поза кажется не совсем естественной. Вторая фигура показана в схеме коленопреклоненного бега. Такой тип изображений был широко распространен в вазописи и скульптуре VI в. до н.э3. Обе фигуры симметричны, хотя зеркальная симметрия здесь отсутствует. Необходимость отражения борьбы между двумя персонажами, видимо, заставила мастера показать их в несколько различных позах, что должно было способствовать восприятию движения. Моделировка черт лица также носит весьма условный характер, свойственный архаическому искусству. Плохая сохранность рельефов не дает полного представления о композиции и сюжетной взаимосвязи между персонажами. И все же нельзя не отметить, что мастер хорошо решил задачу ее построения на небольшом поле пластины. При существующей в архаическом искусстве манере изображения преимущественно спокойно стоящих фигур им преодолена их застылость с помощью передачи их способности к движению, несмотря на ее условные приемы. Естественно, что если бы рельефы сохранились лучше, они, бесспорно, дали бы больше сведений для определения их художественных качеств и выяснения сюжета, а возможно, и имен представленных здесь персонажей.

Страница 1 из 12 | Следующая страница