Античная техника

   Филон с высоты александрийской техники, достигшей, несомненно, чуда точности в изобретении полибола – античного пулемета (изобретен Дионисием Александрийским 3), смотрел несколько пренебрежительно на старых инженеров. Однако нельзя сомневаться в том, что математический принцип конструкции восходит к старым мастерам артиллерии, которые около 400 г. выстроили Дионисию Старшему первые настоящие орудия и тем содействовали успехам гениального правителя. Его проницательности в вопросах науки и техники и беспощадной энергии мы обязаны тем, что Италия и Сицилия не оказались тогда во власти карфагенян. Филист 4 оставил нам в своей историй живое описание этой работы по созданию артиллерии, как ее свидетель; Диодор 5 сохранил рассказ о ней, заимствованный, вероятно, от Тимея. Оба свидетельствуют о том лихорадочном напряжении всех наличных сил, духовных и финансовых, которое имело целью довести армию и флот до совершенства. Вместо триер он строил суда двух новых типов: тетреры и пентеры; но главной его заботой было сооружение новых орудий. Он поручил это дело инженерам, которых созывал со всех концов и блестяще оплачивал. Они превратили старый лук, удержав его принцип, в гигантскую машину 6. При осаде Моти на западном берегу Сицилии (397 г. до н.э.) в бою впервые приняли участие береговые батареи новых орудий, совершенно отбившие наступление мощного флота Гамилькона.

Из каких кругов происходили механики, создавшие это новое страшное оружие? Сама Сицилия и прежде всего Сиракузы уже в конце V в. стояли на высокой ступени художественного и технического совершенства – об этом свидетельствуют удивительные монеты Эванета и его товарищей, с полным сознанием своего достоинства ставивших свое имя рядом с изображениями богов. Однако новые задачи, предъявлявшиеся теперь к артиллерии, требовали чего-то другого. Мы видели, что для устройства этих машин требовалась основательная математическая подготовка, которая должна была соединиться с техническим образованием. Таким образом мы приходим к мысли о пифагорейской секте 7, прежде всего о знаменитом современнике Дионисия, находившемся с ним самим в сношениях, об Архите Тарентском. Он вышел из школы пифагорейцев и объединял в себе математика, чьи исследования произвели переворот в науке, и талантливого механика, с успехом ведшего практическую работу на благо родного города. Семь раз он в качестве стратега стоял во главе государства и никогда по свидетельству Аристоксена 8 не испытал поражения. Он был первым математиком, научно разработавшим механику 9 и практически занимавшимся такими вопросами. Рассказывают 10, что он очень любил детей и устроил для них трещетку и летающего голубя, который с помощью скрытого пневматического механизма махал крыльями и взлетал. Само собой разумеется, что такой гениальный математик и техник мог служить родине в качестве стратега. К сожалению, об этом до нас дошли сведения только общего характера 11.