Христиане и римская армия (II-III вв.)

Таким образом, к концу I века в христианской традиции складывается представление о "духовном воинстве". Постепенно с угасанием эсхатологических чаяний перед Церковью возникает необходимость как-то оформить себя в языческом мире, и один из отцов апостольских, римский епископ Климент использует в качестве примера дисциплины римскую армию: "Представим себе воинствующих под начальством вождей наших; как стройно, как усердно, как покорно исполняют они приказания. Не все префекты, не все трибуны, или центурионы, или пятидесятиначальники и так далее, но каждый в своем чине исполняет приказания царя и полководцев. Ни великие без малых, ни малые без великих не могут существовать" (I Clem. 37). У Климента нет ни следа мысли о том, что в общине все равны: проповедуется равенство только перед Богом, а в Церкви следует слушаться епископа и диакона, как в армии слушаются трибунов и центурионов. В данном случае Климент продолжает развитие символики Павла (так, нам неизвестен римский чин "пятидесятиначальника" - он заимствован либо из ветхозаветных книг, либо из армии Селевкидов). Другой апостольский отец, Игнатий Антиохийский, пишет в том же ключе: "Благоугождайте Тому, для Кого воинствуете вы, от кого получаете и содержание. Пусть никто из вас не будет перебежчиком. Крещение пусть остается с вами, как щит; вера - как шлем; любовь - как копье; терпение - как полное вооружение" (Epist. ad Polyc. 6).

Впервые обращение к реальной ситуации происходит в сочинениях Климента. В "Постановлениях апостольских", составителем которых он считается, в части, посвященной крещению, говорится: "Если приходит воин, то пусть учится не обижать, не клеветать, но довольствоваться даваемым жалованьем; если повинуется, да будет принят, а если прекословит, да будет отринут" (Const. ap. VIII, 32, 11). В I в. в армии было немного христиан, в полной мере вопрос об отношении к воинской службе встает к середине II столетия.

Мы оставим в стороне многократно обсуждавшийся вопрос о так называемом "Молниеносном" (Fulminata) легионе, который, по словам Евсевия, полностью состоял из христиан (его молитвам приписывается спасение армии Марка Аврелия из, казалось бы, безвыходной ситуации во время Маркоманской войны). Впрочем, и сам Евсевий заканчивает рассказ об этих событиях по-геродотовски: "Пусть думает об этом кто как хочет" (HE. V, 6). С одной стороны, апологетическая направленность этого сообщения очевидна, с другой - XII легион, похоже, действительно принимал участие в этом походе Марка Аврелия, и не исключено, что в его составе было некоторое количество христиан. Правда, нам неизвестно о каких бы то ни было преследованиях христиан в этом легионе вплоть до 320 г., что представляется несколько странным. Вся воинская служба, казалось, провоцировала такие конфликты из-за "идолопоклонства": присяга императору, обязательные жертвоприношения, праздники, униформа и т.п.