Секрет знаменитого конструктора – Василия Грабина

За рубежом до сих пор не могут разгадать тайны российских оружейников. Недавно в г. Королев была открыта мемориальная доска одному из них – знаменитому генералу и конструктору – Василию Грабину.

 

Василий Грабин, генерал-полковник технических войск, Герой Социалистического Труда, лауреат четырёх Сталинских премий, выдающийся советский конструктор артиллерийского вооружения, бывший начальник нынешней Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королёва, изображён на ней волевым, жёстким руководителем. Однако, не только таким представляется он тем, кто работал под его началом в 1942-1959 годах в Центральном артиллерийском конструкторском бюро (ЦАКБ). На митинг, посвящённый открытию памятной доски, их привело не только уважение к заслугам Грабина как генерального конструктора, но и память о его на редкость доброжелательном отношении к людям.

 

Существует мнение, что в какой-то мере идеи, заложенные Василием Грабиным и "грабинцами", усмирили "ястребов", желавших развязать третью мировую войну.

 

О том, как проходила церемония открытия памятной доски, как люди, помнящие его лично,  отзывались о нем, кем был Василий Грабин и что ему и его коллегам – знаменитым «грабинцам»  –  удалось сделать, специально для Информационного агентства «Оружия России» рассказывает член Союза журналистов России Алексей Торба.

 

У двери проходной Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королева рабочие завешивают массивную мемориальную доску.

 

До начала митинга, посвященного ее открытию, остается еще около часа, и изображенный на ней по пояс бравый генерал-полковник технических войск Василий Гаврилович Грабин до времени скрывается за полотном. От его широкого, окаймленного бородой лица, богатырской груди, едва вмещающей многочисленные ордена и медаль «Серп и молот», в памяти остается образ былинного героя, чье оружие сокрушило многочисленного врага.

 

Именно таким – волевым, жестким руководителем - изображают его и многие современные исследователи. Но так ли однозначен образ легендарного оружейника?

 

НЕИЗВЕСТНЫЙ «ЗВЕРОБОЙ»

 

Оглядываюсь вокруг, чтобы расспросить о Грабине тех, кто работал здесь под его руководством в 1942-1959 годах в Центральном артиллерийском конструкторском бюро. Несмотря на то, что на остывшем в преддверии зимы асфальте долго не постоишь, их уже собралось перед проходной немало. Но, как выясняется из бесед с ними, привело их сюда не только уважение к заслугам генерального конструктора, но и память о его на редкость уважительном, доброжелательном отношении к людям. В конце пятидесятых годов большинство из них были недавними выпускниками вузов, и понятно, что далеко не всем из них посчастливилось общаться со светилом отечественной артиллерийской науки изо дня в день. Но даже мимолетные встречи с Грабиным оставили в их душах неизгладимый след. Один мой собеседник вспоминает, как Василий Гаврилович частенько посещал конструкторов на их рабочих местах и не раз стоял за его кульманом, интересовался, как идут дела у молодого инженера. Другой рассказывает, что когда каждое утро он вместе с руководителем предприятия в одно и то же время проходил через проходную, тот всегда первым здоровался со вчерашним студентом.

 

Под впечатлением бесед с грабинцами последнего призыва запечатленный на мемориальной доске в сиянии наград облик мужественного создателя «зверобоя», как окрестили артиллеристы одну из его пушек, сносившую башни «тиграм», постепенно трансформируется в моем сознании в портрет удивительно скромного и тактичного человека. Вспомнилось, как когда израненное на фронте тело моего деда – бывшего артиллериста, много лет проработавшего после войны на заводе старшим мастером, унесли на кладбище, запоздавший со смены рабочий вошел в опустевший без хозяина двор, постоял не-множко в растерянности, и единственно что сказал о своем бывшем руководителе, так это то, что тот ни разу не повысил ни на кого голос.

 

Начинается митинг. Сползает покрывало с изображения одного из богатырей земли русской, сила которых – в человечности, любви к людям, которые в ответ на такое отно-шение к ним показали все, на что они способны: спроектировали три принятые на вооружение артиллерийские системы, в том числе и тот самый знаменитый «зверобой» – 100-миллиметровую пушку БС-3, сокрушавшую немецкие тяжелые танки. Да и после того, как коллектив ЦАКБ по решению правительства слился с ОКБ-1 С.П. Королева, опыт грабинских конструкторов и рабочих позволил существенно ускорить работу по ракетно-космической тематике.

 

Но вот что удивительно. Хотя уже немало сделано для увековечения памяти В.Г. Грабина – он является почетным гражданином города Королева, его именем названа одна из улиц наукограда, на доме, где он жил, а теперь и на предприятии, которое он возглавлял установлены мемориальные доски, однако работавшие под его руководством люди считают, что этого недостаточно.

 

Ветераны-грабинцы готовы начать сбор средств для того, чтобы поставить на аллее славы его бюст рядом с его пушкой, – разносится по площади.

 

Признаться, до глубины души трогают эти слова пожилых людей, многие из кото-рых сводят сейчас концы с концами. И не только меня.

 

– Даже слезы наворачиваются, когда я слышу, что вы готовы пожертвовать на бюст Грабина, – говорит ветеранам руководитель городской администрации Елена Логвиненко.

 

Она обещает ветеранам, что аллея славы обязательно будет создана. Впрочем, тут же признает, что подобными обещаниями их кормят уже не первый год, хотя создание такой аллеи – дело чести города Королева.

 

И вдруг как гром среди ясного неба звучит выступление, из которого следует, что создание бюста оружейнику на аллее славы города Королева – это дело чести не только этого города, и даже не страны, а всего мира, спасенного благодаря деятельности грабинцев от третьей мировой войны.

 

ПОМНИТ МИР СПАСЕННЫЙ

 

Это взял слово научный консультант РКК «Энергия», доктор технических наук, профессор Виктор Синявский, который начал заниматься у Грабина наземной ядерной, а потом космической энергетикой, и до сих пор работает в этом направлении. Стоит отметить, что больше полувека назад путь Виктора Синявского в космическую ядерную энергетику начался с этой проходной, на которой теперь появилась мемориальная доска в честь его великого учителя. Благодаря грабинской школе он и его коллеги до сих пор создают технологии, недоступные зарубежным ученым.

 

После войны, когда отпала острая необходимость в создании большого количества пушек, коллективу Грабина было предложено заниматься вопросами атомной энергетики. И оказалось, что именно грабинская школа позволила конструкторам очень быстро освоить новую тематику. Вот что говорит об этом Виктор Синявский:

 

– Исследовательские реакторы были пущены, и некоторые из них работают более пятидесяти лет. После этого нами были впервые созданы исследовательские реакторы на быстрых нейтронах. На них была освоена технология производства плутония для нашего атомного оружия. Это тоже было сделано здесь, и только в позапрошлом году, после пятидесяти лет замечательной работы, на которой выросли целые поколения ученых и инженеров, реактор, смонтированный с нашим участием в Обнинске, был торжественно выведен из эксплуатации.

 

Но это еще не все. Когда мы еще не были объединены с ОКБ Королева, нам необходимо было создать ядерную космическую энергоустановку. Был сформирован молодой коллектив, который спроектировал эту установку. После объединения ЦАКБ Грабина с ОКБ-1 Королева, Сергей Павлович ликвидировал почти все наши подразделения.

 

Но это подразделение он не только оставил полностью, но даже усилил его своими специалистами. Затем спроектированная в ЦАКБ первая атомная космическая электростанция была изготовлена и эксплуатировалась другими организациями. Эта установка запускалась в космос с 1970 по 1988 год и решила колоссальной важности стратегическую задачу: она обеспечила слежение за всеми аианесущими соединениями США и НАТО.

 

Когда запускался спутник на базе ядерной энергетики, все их подлодки ложились на дно, а соединения меняли галс. И в какой-то мере идеи, которые были здесь заложены, усмирили ястребов, которые хотели развязать третью мировую войну.

 

 

СКОЛЬКО БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ ПОКА

 

После митинга я проталкиваюсь к не успевшему еще исчезнуть за проходной В.Синявскому и сходу спрашиваю его, не устарело ли созданное грабинцами оборудование, использовавшееся во время холодной войны?

 

Оказывается, нисколько не устарело. Напротив, сейчас его применение вышло на новый уровень. Кроме чисто военных задач слежения, с помощью ядерной энергетики в космосе может быть достигнут еще и огромный научный, экономический эффект.

 

Речь идет о создании многоразовых космических буксиров с реакторами на быстрых нейтронах и электроракетными двигателями, с помощью которых можно в два, а то и в три раза снизить стоимость выведения на орбиту единицы массы полезного груза. С их помощью может быть также создана система, которая позволит отклонить астероид, падающий на Землю. Они могут быть использованы для создания планетных, и прежде всего лунных атомных электростанций, с их помощью мо-жет быть решен еще целый ряд стоящих перед человечеством задач.

 

– Есть ли надежда, что мы опять окажемся на голову выше наших конкурентов? – спрашиваю я ученого, и слышу в ответ:

 

– Сегодня уровень развития мировой космической атомной науки настолько высок, что если одна страна будет заниматься чем-то одним, то она выберется вперед в этом узком направлении, но отстанет во всем остальном, как у нас и случилось. Если говорить о космосе, то мы имеем передовые позиции в пусковых услугах, а на рынке информационных систем, который составляет около 200 миллиардов долларов, мы занимаем меньше одного процента, хотя ракеты наши самые надежные.

 

До сих пор мы были и остаемся мировым лидером в области космической ядерной энергетики. Но к этому надо добавить слово: пока. Сейчас не летают космические корабли на атомной энергии, но раньше-то летали! В Советском Союзе было 32 таких установки, а у американцев всего одна. Но у нас остались технологии. Китайцы на самом высоком уровне добиваются, чтобы мы передали им эти технологии. Стремятся освоить их и США. В 1992 году было образовано совместное российско-американское предприятие, которое собиралось запускать американские спутники с российской ядерной установкой.

 

Мы передали туда четыре ядерные установки –две для наземных испытаний, а две для запуска американской ракетой американского спутника с американского космодрома. Более того, нами было обучено четыреста американских молодых специалистов. На вырученные деньги были построены новые установки, созданы новые материалы, которые сейчас еще подлежат использованию. А затем американцы создали комиссию, которая пришла к выводу, что лучше российской технологии нет. И что если они будут заказывать ядерную установку в России, то тем самым поддержат передовые позиции нашей страны. Эта комиссия не рекомендовала конгрессу Соединенных Штатов вкладывать в Россию деньги. Но этой технологии у них по-прежнему нет.

 

– Поразительно, что высоты, достигнутые российскими специалистами до сих пор не достигнуты за рубежом! Какой же главный урок можно извлечь из деятельности Грабина для последующих поколений исследователей?

 

– Грабин воспитал высококвалифицированных конструкторов. И когда Королев настаивал на том, что грабинская фирма должна войти в состав его ОКБ, он исходил именно из высокой квалификации этих специалистов. Прошло всего три месяца, и мы активно включились в новую работу. Такое сейчас трудно представить, но так было. Вот это урок квалификации, подхода к делу, подхода к проектированию!

 

Секрет школы Грабина состоял в том, что конструктор должен был делать все сам. Он начинал с того, что на бумажке рисовал линии, чертежи, а потом экспериментально отрабатывал задуманное. Затем что-то там запускал в цехах, ехал монтировать. Он знал всю цепочку, а не только ее узкий участок.

 

В конце нашего разговора с Виктором Васильевичем мы приходим к грустному выводу о том, что уровень образования и престиж инженерной профессии в России значичельно снизился, и теперь трудно реализовать грабинский подход к проектированию и созданию новой техники в кратчайшие сроки. Пока еще есть специалисты прежней школы, мы еще держимся на плаву, но без притока талантливой, хорошо подготовленной молодежи, неизбежно потеряем достигнутые позиции. Это лишь вопрос времени.

 



Размещено 06.03.2013 г.
Обновлено 14.03.2013 г.