Две винтовки двух Мировых войн


Из всего многообразия оружия, использовавшегося в Мировых войнах, в обеих удалось поучаствовать только небольшому количеству типов. Самые известные из них – винтовки, российско-советская винтовка Мосина и немецкая Mauser 98.

Трехлинейная винтовка обр. 1891 года


Во второй половине XIX века в Российской империи наметились определенные проблемы со стрелковым оружием для армии. Пик его пришелся на 60-е, когда в быстром темпе и без особых раздумываний на вооружение приняли полдюжины различных типов винтовок под разные патроны. Потом этот шаг признали неразумным, а Д.А. Милютин, бывший в то время военным министром, позже охарактеризовал ситуацию как «несчастную ружейную драму». В итоге в течении долгих лет практически все время шли работы и споры вокруг обновления «парка» стрелкового оружия, но нас интересует только конкурс 1892 года на создание многозарядной винтовки. Надо заметить, тогда винтовками (слово-сокращение от «винтовальное ружье») именовали любое нарезное оружие, а то, что сейчас понимается под этим словом, тогда называлось ружьем. Первыми на конкурс были представлены зарубежные образцы: 8-мм ружья Манлихера (Австрия) и Краг-Иоргенсена (Дания). В следующем году свои заявки на участие подали Сергей Иванович Мосин и Леон Наган, оружие первого имело калибр 7,62 мм, второе – 8 мм. Что интересно, творение Нагана незадолго до этого проиграло винтовке Маузеров в конкурсе бельгийской армии. Не желая проиграть еще один «тендер», Наган даже предложил русским военным доработать свою винтовку под недавно разработанный патрон 7,62х54 мм. Этот патрон был создан Н.Ф. Роговцевым на основе бельгийского 8-мм патрона и в то время считался наиболее перспективным для русской армии.
По результатам испытаний в следующий тур конкурса прошли только образцы Мосина и Нагана, хотя в 1890 году дополнительно рассматривалось еще два десятка различных ружей. В этом же году начались сравнительные испытания обеих винтовок, а в следующем приняли на вооружение винтовку Мосина. Правда, это был уже не тот опытный образец 89-го года: по настоянию конкурсной комиссии Сергей Иванович внес в свой проект ряд новшеств, в том числе, и заимствованных у Нагана (опять же, требование военных).



Из-за некоторых проблем производственного характера первые несколько партий нового оружия, получившего название «трехлинейная винтовка образца 1891 года», были заказаны во Франции, а первые единицы целиком отечественного производства были сделаны на Сестрорецком заводе только в 93-м. Надо заметить, и потом «Мосинки» будут иногда изготавливаться не в нашей стране. В ряде источников упоминается, что в 1916 году царское правительство, в виду загруженности оборонных заводов, было вынуждено заказать Соединенным Штатам некоторое количество «трехлинеек». Однако большая часть заказа была выполнена уже после обеих революций семнадцатого, и некоторое количество винтовок Мосина было отправлено в американскую армию и на гражданский рынок. Отличия американских «трехлинеек» от русских заключались в разной маркировке и материале ложи: американцы выстругивали ее из ореха, у нас же ложу делали в основном из березы.

В конструкционном плане «Мосинка» выглядела следующим образом: оружие с длинным (до ~104 калибров в зависимости от версии) нарезным стволом с четырьмя нарезами. Калибр ствола равен трем линиям (0,3 дюйма) или 7,62 миллиметра. Однако иногда отмечается тот факт, что из-за низкой культуры производства или износа оружия калибр «гулял» в пределах нескольких сотых миллиметра. Боепитание производится из неотъемного коробчатого магазина на четыре патрона плюс пятый располагается в патроннике. Перезарядка ручная – на винтовке используется продольно-скользящий затвор, а запирание ствола при повороте последнего осуществляется при помощи двух боевых запоров. Имелся и своеобразный предохранитель – для этого курок оттягивался назад и поворачивался вокруг оси. Прицеливание на первой версии винтовки осуществлялось при помощи секторного прицела, имевшего два положения. В первом можно было вести огонь на дистанциях до 1200 шагов (деления на 400, 600, 800, 1000, 1200), во втором – на более дальних. Патрон 7,62х54R, созданный в 1888 году, имеет выступающую закраину, что часто отмечается как недостаток и анахронизм даже для конца XIX века. Первые версии патрона имели цилиндрическую пулю с закругленным концом. Для ближнего боя «трехлинейка» имела отъемный штык. Вернее, конструкция штыка позволяла его снимать, но при этом сильно изменялись показатели точности: точка попадания на дистанции в 100 м смещалась на 12-15 см. Штык винтовки - четырехугольный с долами, крепился на стволе при помощи трубчатого основания и хомута. Кончик штыка имел специальную заточку, благодаря чему можно было использовать его как отвертку.

В 1891 году на вооружение были приняты три версии винтовки Мосина:
- пехотная. Имела самый длинный ствол (800 мм), комплектовалась штыком.
- драгунская. Ствол длиной 729 мм, аналогичный штык и новое крепление ремня. На этот раз вместо проволочных антабок он продевался в вырезы на ложе.
- казачья. Отличается от драгунской только отсутствием штыка.



В 1908-10 годах в войска пошел новый вариант 7,62-мм патрона, с остроконечной пулей. Баллистика немного изменилась, поэтому пришлось доработать прицел новых винтовок. После Октябрьской революции, когда появилась возможность «навести порядок» в номенклатуре вооружений, из всех вариантов «трехлинейки» оставили только драгунскую, как сочетающую в себе большее удобство использования и достаточные показатели боя. В 1930 году снова производится модернизация винтовки. Теперь переделывается разметка прицела под метрическую систему, меняются крепления шомпола и штыка, а также вносится ряд других мелких поправок, например, изменилась конструкция ложевых колец, крепящих ствол. Именно эта «винтовка Мосина образца 1891-1930 годов» и стала основой вооружения Красной Армии в предвоенный период и первую половину Войны. В 38-м выпускаются первые карабины с длиной ствола 510 мм. Изначально он не имеет штыка, но в 1944 карабин получает его. Причем штык 44-го года выполнен неотъемным и складывающимся вправо.



Также, уже в ходе Великой Отечественной, было выпущено некоторое количество снайперских вариантов винтовки Мосина. Они отличались наличием оптического прицела и формой ручки затвора: она была загнута и при перезарядке не задевала прицел. Что интересно, некоторые снайперы использовали винтовку вместе со штыком – он был своеобразным утяжелителем и обеспечивал большую точность.

Gewehr 98

В 1871 году братья Маузеры представили военной общественности новую винтовку Gewehr 1871 (также иногда именуется Gew.71 или просто «71»). Сразу же военным ведомством Пруссии было заказало более ста тысяч единиц этого оружия. В последующие несколько лет другие страны заказывали Маузерам винтовки под свои требования и один за другим появились следующие типы: Gew.88, Gew.89, Gew.92 и Gew.94. После создания последней винтовки Вильгельм и Петер-Пауль Маузеры озаботились проблемой соединения всех нововведений, примененных на разных версиях «71», и текущих веяний оружейного дела. К тому же относительно недавно (в 1888 году) Маузеры создали новый патрон 7,92х57 мм с гильзой без выступающего фланца. Конструктивно новая винтовка, названная Gewehr 1898, была достаточно схожа со своими «ровесниками», такими как та же винтовка Мосина. В то же время, Gew.98 имела предохранитель новой конструкции в виде поворотного рычажка на задней стороне затвора и более компактный магазин. Патрон 7,92х57 мм не имел выступающей закраины, поэтому имел немного меньшие размеры и мог укладываться в магазин плотнее, в том числе, и в два ряда. За счет этого коробчатый магазин Gew.98 на пять патронов почти не выступает за пределы ложи. Рассматривались варианты увеличения емкости до 7 или 10 патронов, но заказчик в лице германских военных решил, что достаточно и пяти. Кроме того, отмечалось, что снаряженные обоймы на десять патронов имеют большие габариты и менее удобны в переноске. Что же до фактической скорострельности с небольшим магазином, то ее, на фоне зарубежных образцов, посчитали достаточной.



Как уже говорилось, в плане конструкции Gew.98 мало отличался от винтовки Мосина. Тот же продольно-скользящий затвор, почти такой же длинный нарезной ствол (740 мм), крепящийся к ложу на кольцах. В то же время, в руководстве к немецкой винтовке запрещалось заряжать патрон сразу в патронник – не позволяла конструкция экстрактора, он мог попросту сломаться. Предохранитель, расположенный на затворе, имеет два положения – до упора влево (ударник заблокирован) и до упора вправо (можно стрелять). Прицельные приспособления «Маузера» представляли собой закрытую съемным кольцом мушку и открытый регулируемый прицел. Конструкция последнего позволяла вести огонь на дистанциях от 100 до 2000 метров. На ствол возможна установка штыка. Для различных представителей семейства «98» было разработано семь вариантов штыков разной формы и длины. На первом варианте Gew.98 устанавливался штык-тесак.



В 1908 году была выпущена модификация Kar.98a с немного доработанным прицелом под новую версию патрона с остроконечной пулей (ранее применялась пуля с закругленным концом). Что интересно, присутствие в названии слова «карабин» не отразилось ни на длине ствола, не на общих габаритах оружия. Единственное отличие «Карабина» от Gewehr.98 кроме прицела заключалось в креплении ремня для переноски. На винтовке это были проволочные антабки, на карабине – прорези в ложе. Дело в том, что в то время в немецком оружейном деле карабинами именовались винтовки, имеющие доработки для использования в кавалерии. На «общемировое» значение термина немцы перешли только через несколько десятилетий. В 23-м был выпущен Kar.98b – он получил загнутую вниз рукоятку затвора, и упрощенный прицел. В 1935 году в серию запустили самую известную модификацию «98» - Kar.98k. Этот карабин наконец был укорочен (длина ствола – 600 мм), также внедрили затворную задержку: подающая деталь магазина в своем верхнем положении не давала сдвинуть затвор вперед и сообщала стрелку, что пора доставать новую обойму. Другое нововведение касалось пазов для обоймы – после зарядки магазина и при подаче затвора вперед она вылетала автоматически. Не были забыты и снайперские модификации. В 1939 году в войска пошел карабин Zf.Kar.98k с оптическим прицелом Zf.39. Однако он не устроил стрелков – габариты прицела не позволяли заряжать оружие при помощи обоймы, кроме того, он часто сбивался и не давал нужной точности. С 41-го снайперские карабины стали комплектоваться прицелами Zf.41, который крепился на специальной колодке, не дающей ему смещаться, и имел меньшие размеры.



Kar.98k в итоге стал самой массовой модификацией «98» - было выпущено около 15 миллионов карабинов. Именно с этим оружием Вермахт начинал Вторую Мировую войну. Тем не менее, на немецких складах еще оставалось немалое количество более старых версий Gew.98, которые в основном использовались в добровольческих формированиях.

Кто кого?

Очень трудно смотреть на оружие противников и не пытаться его сравнивать. К тому же, как известно, все познается в сравнении. Попробуем «познать» винтовку Мосина и Gewerh 98.

Разница в семь лет фактически не оказала большого влияния на конструкцию более «молодого» оружия. В то же время, немецкая винтовка делалась под более перспективный патрон без выступающего фланца. При тех же боевых характеристиках он имел немного более удобную форму, что сказалось на устройстве магазинов обеих винтовок. Кроме того, магазин Gew.98 сделан двухрядным, а затвор, в отличии от винтовки Мосина, не имеет хрупких деталей, предназначенных для работы с закраиной. Другое преимущество семейства «98» связано со штыком. Согласно документам по пользованию «Мосинкой», ее следовало пристреливать с примкнутым штыком. Соответственно, и далее эксплуатировать винтовку требовалось, не снимая последний. Штык, конечно, удобен в ближнем бою, но делает винтовку длиннее и тяжелее. Однако некоторые снайперы, как уже говорилось, его не снимали.

Преимущества российско-советской винтовки заключаются в большей «термической безопасности»: ствол закрыт деревянными накладками почти по всей длине и в производственных нюансах. Мосин изначально закладывал в конструкцию винтовки сравнительно большие допуски, что, при сохранении достаточных характеристик, положительно сказывалось на стоимости и удобстве производства. Также «Мосинка» лучше Gew.98 более простой и удобной конструкцией затвора, т.к. для его ремонта в полевых условиях нужны только запчасти, без дополнительных инструментов. При необходимости солдат мог использовать штык как отвертку.

Подводя итог, можно смело заявить, что при относительно схожих характеристиках, обе винтовки – советская и немецкая – в тактических аспектах одинаково зависели от хозяина. Кроме того, ответом на вопрос из подзаголовка может служить общий итог войны: парни с винтовками Маузера, несмотря на жестокое сопротивление, все же проиграли обе Мировые войны.